Газета "Ладога"
15
ИЮЛЯ
2020
СРЕДА

ДАЛЕКОЕ-БЛИЗКОЕ

Путилово: хроника трех столетий - 17.07.2012

Продолжение. Начало: «Ладога», 23 июня 2012.

 

1747 – 1749

Мастеровым дозволено иметь наемных рабочих, которых у 122 путиловцев было 45 человек. По приказу Канцелярии от строений 150 каменщиков были высланы из слободы на казенные работы, где им платили по 3-4 руб. в месяц (1747).

Увеличение втрое душ в слободе и уменьшение земельных наделов, выделенных при первоначальном поселении в урочищах Лопа и Лава. Межевание земель проведено полковником Я. Мордвиновым (1747) и прапорщиком Т. Долбиловым (1748). Путиловцы жаловались императрице Елизавете Петровне (на снимке 1) на невыдачу жалованья, были несогласны с положением крестьян и отказывались заниматься земледелием (1748). В Путилове проживали 259 семей (1749).

 

 

1753 – 1765

Поставки путиловской плиты для цоколя, баз и пьедесталов колонн на фасадах Зимнего дворца императрицы Елизаветы Петровны в Петербурге (1753; на снимке 2). «Знающие квадраторную работу» каменщики из Путилова штукатурили фасады дворца и выполняли часть лепки скульптурного декора на стенах (1760).

«За неимением искусных» путиловские каменщики отправлены на Урал с экспедицией Я. Данненберга для ломки и разработки цветного камня (1765). Село находилось в ведении Канцелярии от строения ее императорского величества домов и садов (с 1769 – Контора строения домов и садов).

 

 

1772 – 1784

Для ограды Летнего сада в Петербурге путиловские мастеровые вытесали гранитные колонны, лещадки, базы, цоколи и установили их (1772–1777), сделали гранитные вазы и урны для завершения колонн (1782–1783; на снимке 3). Руководивший работами мастер Т. И. Насонов отмечал, что «против путиловских каменщиков» никто «превосходней не будет». В столицу мастера из Путилова выезжали посменно, получая оклад 4 руб. Последние три месяца они работали «без перемен», чтобы «в поправлении своих домишков в зимнее время меж сменами побольше времени дома быть».

«При делании вазов и урнов для постановления на столбах железной решетки у Летнего сада» было 9 смен и 144 каменщика: Илларион Алексеев, Иван и Михайла Антоновы, Блохины – Дмитрий, Матвей и Петр, Григорий и Никита Брагины, Волковы – Данила, Степан и Яков, Андрей Квасоваров, Иван и Михайла Кукековы, Петр и Фадей Лисины, Огурешниковы – Андрей, Афанасий и Иван, Пожарские – Василий, Егор, Кузьма, Никита, Петр и Яков, Иван Сергеев, Степан Потапов, Максим Спиридонов, Стрижевы – Александр, Алексей, Матвей и Степан, Иван Тюкин, Осип и Иван Ульяновы, Козьма и Петр Уставщиковы, Иван и Степан Шиловы и др.

Даже «старых и малолетних» путиловцев привлекали «для производящейся при дворцах работе в рассуждении особливого их в мастерстве своем знания и в успехе работ способности». Путиловские каменщики и квадраторы (штукатуры) возводили дворцы в Петербурге, Царском Селе, Петергофе. Осуществляли поставки плиты на строительство Смольного монастыря, Никольского собора, Гостиного двора, Академии художеств.

648 мастеровых села Путилова с деревнями Верхней (Горной) Шальдихой, Петровщиной и Валовщиной были приравнены к крестьянам, принято решение об их передаче в ведение С.-Петербургской губернской казенной палаты (1780). Это решение, подтвержденное указом 1782 года, было вызвано отсутствием денег на содержание мастеровых: плату за свою работу путиловцы получали фруктовыми и садовыми деревьями.

 

1785 – 1787

Уроженец Верхней Шальдихи, 39-летний каменщик из переведенцев Фока Магин с 1770 года по приказанию И. И. Бецкого находился на строительстве Мраморного дворца (на снимке 4), получая 120 руб. в год. За «хорошее поведение и прилежное исправление работ» он был зачислен подмастерьем в штат Конторы строения домов и садов (1785). Учитывая «преимущество перед путиловскими каменщиками в каменных, каменотесных р

аботах», Магину был установлен оклад 450 руб.

По проекту Е. Т. Соколова в Путилове «тщанием прихожан» и на 6200 руб., пожертвованных Екатериной II (на снимке 5), возведена церковь Тихвинской иконы Божией

 

Матери (на снимке 6). Тогда же по проекту И. Е. Старова и под руководством

 

Е. Т. Соколова путиловские каменщики строили дворец Екатерины IIв мызе Пелле на Неве (ныне г. Отрадное), который затем по указу Павла I им же пришлось разбирать.

 

 

 

 

1788

Доношение Конторы строения домов и садов управляющему И. И. Бецкому (на снимке 7) о невозможности передачи Путилова в ведение С.-Петербургской губернской казенной палаты. В документе говорится, что «села Путилова с деревнями люди суть мастеровые и употребляются на дворцовые работы с выдачей жалованья». Они являются мастеровыми, «без коих при дворцовых строениях обойтиться невозможно», поэтому живут со своими детьми для «обучения сего мастерства».

Отмечалось, что путиловцы по образу жизни являются мастеровыми, а не крестьянами, поэтому их нельзя отпускать в рекруты. По именным указам (1710, 1712, 1718) они определены для «городских работ», не платят податей и не подлежат набору в рекруты в связи с тем, что без «путиловских каменщиков для производящейся при дворцах работе в разсуждении особливаго их в мастерстве своем знания и в успехе работ способности… обойтится никак неможно».

Контора строения домов и садов направила доношение с.-петербургскому губернатору Я. А. Брюсу, в котором просила об оставлении путиловских каменщиков в своем ведении, т.к. они «почитаются не крестьянами, а мастеровыми в ведомстве Конторском, по притчине, что без них в дворцовых строениях исправлятца неможно, потому что они не только каменную и квадраторную работы, но и лепную, и роскраску по камню разными колерами исправляют».

Село Путилово с деревнями Верхней Шальдихой, Петровщиной и Валовщиной (648 человек) передано в С.-Петербургскую губернскую казенную палату (1788). При этом Сенат указал Конторе, что по неимению денег путиловцы «совершенной гибели подвержены будут», но и передача их в губернское ведение принесет урон казне – Зимний дворец некому будет строить.

 

1789 – 1790

Переход в купечество каменщика Михаила Антонова, который вместе с тремя сыновьями стал с.-петербургским 3-й гильдии купцом (1789). В прошении Антонова говорится, что он «следующие по очереди дворцовые работы исправлял безостановочно, трудами своими нажил богатству тысяч 10 рублей».

По рапорту в Контору строения домов и садов выборного старосты Александра Семенова рассматривалось дело «Об освобождении каменщиков с. Путилова от поставки рекрут». Путиловцы просили их «защитить от поставки рекрут», т.к. они казенные мастеровые и постоянно направляются далеко от дома «на строительство государственных домов». Они работали в Петергофе, Царском Селе, «высылались в частные мызы и в дальние города, рассылаемы в Сибирь, в Курляндию и доныне в Москве 3 семьи», имели «малое жалованье» и не несли «крестьянских тягот». Поставка рекрут могла довести «семьи до крайнего разорения домов» и не позволяла «дела в казенных работах по художеству своему исполнять безостановочно». Контора приказала отправить на гребную флотилию в Кронштадт 6 путиловцев.

 

1791 – 1794

По указу Павла I составлены списки каменщиков села Путилова. Секретарю Е. Андрееву надлежало выяснить, сколько человек прибыло и убыло, каков возраст каменщиков «с показанием, в котором доме жительство и сколько семейства имеет». Семей в Путилове было 409, в Петровщине – 62, в Валовщине – 46, в Верхней Шальдихе – 132. В списках названы каменщики Брагины, Волковы, Емельяновы, Кабановы, Карповы, Ларионовы, Москвины, Огурешниковы, Потаповы, Пустошкины, Родионовы, Спиридоновы, Стафеевы, Стрижевы, Ульяновы, Черепановы, Шарыпины и др. За девять лет выбыли 103 человека; указано, что Степан Сергеев «в бегах, не явился».

«Известковые плиты добываются при Ладожском канале, у Путилова, привозятся в С.-Петербург на барках и продаются по кубическим саженям… Шлиссельбургский уезд заключает примечания достойнейший Ладожский канал и при оном Путиловскую каменоломню, откуда С.-Петербург большую часть на строение употребляемых камней получает», – писал И. Г. Георги (1794).

 

1796 – 1798

Павел I (на снимке 8) в 1796 году собственноручно написал указ: «С.-Петербургской губернии Шлиссельбургского уезда села Путилова и деревень Шальдихи, Петровщины и Валовщины, крестьян – 725 душ – повелеваем причислить в ведомство Гоф-Интендантской Конторы (из С.-Петербургской казенной палаты)». Проведенная ревизия показала, что в Путилове было 443 крестьянина, в Верхней Шальдихе – 159, в Валовщине – 63, в Петровщине – 60. Ошибочно были вписаны исключенный по именному указу подмастерье каменного дела Ф. Магин с двумя сыновьями (1786) и отданный в рекруты И. Семенов (1788).

Губернской казенной палатой были уволены в с.-петербургское и новоладожское 3-й гильдии купечество и мещанство вместе с семьями: из Верхней Шальдихи – И. А. Алымов; из Путилова – С. Иванов с тремя сыновьями, И. Петров и его три сына и три внука, С. Федоров с сыном и тремя внуками; из Валовщины – М. Федоров с сыном (1796); вдова И. Афанасьева «уволена» с дочерью (1797). Решения о переходе в купечество принимались по приговору мирового схода, старосты Матвея Волкова, выборных Петра Анисимова, Ивана Брагина, Якова Иванова, Ивана Лукина, Алексея Михайлова, Александра Семенова, Максима Спиридонова, Василия Степанова.

Смотрителю Гоф-интендантской конторы коллежскому советнику Ф. Ильину, командированному в Путилово вместе с Т. Насоновым, надлежало «принять крестьян» в дворцовое ведомство. Им было повелено «по приемке крестьян… учинить для управления деревнями во избежание иметь особого управителя и производства жалованья» сотского по выбору крестьян, в помощь сотскому выбрать десятских. Следовало «рассмотреть всех крестьян» и определить, «кто к какой работе способен», выявить неспособных к каменной и квадраторной работе, а годных выслать для окончания строительства Зимнего дворца и в Петергоф. Были составлены списки путиловцев, произведено их разделение на каменщиков, квадраторов и каменотесов. В этих списках мы встречаем имена каменотесов Дмитрия, Ивана, Николая, Федора и Якова Огурешниковых, Ивана Лукина, Ивана Тюкина, квадраторов Ивана Михайлова, Петра Анисимова, каменщиков Петра Иванова, Спиридона Кирилова, Ивана Степанова и др.

Сотский Антон Софонов доносил, что в село были отданы на прокорм 15 казенных лошадей, две из которых пали, а заседатель Р. Иванов насильно взял вместо павших хороших крестьянских лошадей. Резолюция дворцовой конторы на жалобе: «Без отягощения крестьян принять лошадей. Иванову воздержаться от таких поступков». Сотским был А. Тюкин, сельским старостой П. Афонасьев.

 

1798 – 1805

Указ Гоф-интендантской конторы о порядке взимания податей и недоимок с крестьян села Путилова. Подати взимались с каждой души серебром по 3 руб., накладных по 2 коп. с рубля, фуражных по 1 руб. 30 коп. Отменен указ Павла I (1797) о взимании податей за 1794 год; путиловские казенные крестьяне по указу 1798 года освобождались от подушного оклада и платежей.

Отмежевание к селу Путилову земель по числу ревизских душ. Дома крестьян пришли в ветхость, поэтому нужен был строевой лес из казенной Порецкой лесной дачи, где путиловцам отмежевали по 15 дес. на одну душу. Путиловский известняк остается традиционным строительным материалом Петербурга. Спускная карнизная тесаная плита, подоконные и лещадные плиты, тертые песком стоили 90 коп. штука, не тертые песком – 65 коп.

 

1811 – 1820

Утверждено Положение, согласно которому путиловцам разрешалось посылать вместо себя на казенные работы сроком на один месяц вольнонаемных работников (1811). Управляющий Гоф-интендантской конторой Ю. П. Литта (на снимке 9) считал, что так мастеровые лишаются «отягощения», получая большую прибыль от работ на своих плитных ломках. В этом граф Литта видел выгоду для казны: труд наемных работников оплачивался дешевле, чем путиловцев. Тогда же крестьяне, приписанные к дворцам, были освобождены от платежей.

Дела Гоф-интендантской конторы перешли к Царскосельскому Дворцовому правлению (1817), вместе с ними в его ведение перешло и Путилово с деревнями, но до 1852 года часть дел рассматривалась в конторе. Смотрителем в Путилово определен коллежский советник Семен Иванов, обязанный по расписанию высылать путиловцев на казенные работы в сады и дворцы (1820). Смотрители в Путилове: Белявин, Григорьев, Гуляев, Иванов, Мазюкин, Савинков, Семенов, Сорокин.

 

 

 

1823

«Путиловцы, – говорится в представлении Гоф-интендантской конторы управляющему П. Р. Альбедилю, – в загородном селении живущие, составляя особенный класс мастеровых ведения Гоф-интендантской конторы, определены для употребления их при императорских дворцах и садах: к каменным, щекотурным и другим работам». Получая ежемесячное жалованье от казны, они не платят подати, не несут рекрутские повинности и до 1811 года работали сами, по очереди. Контора сочла, что при использовании наемщиков путиловцы «не исполняют свои настоящие обязанности» и «делаются для оных меньше способными».

«Отклонение от казенных работ и от удержания за собою ремесла, сколько же самим им полезного, сколько нужного и для содержания дворцовых зданий во всегдашней исправности и приличном виде», приносило убытки и самим путиловцам, платившим наемщикам больше, чем сами они получали от свободной работы. По просьбе дворцовой конторы Александр I (на снимке 10) отменил Положение 1811 года; отныне мастеровым разрешалось нанимать и посылать вместо себя на казенные работы исключительно путиловцев.

Продолжение следует.

Использованы фото из Интернета

 

Село Путилово и Путиловские каменные ломки. Гравюра А. Норовлева. 1881 г.

 

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2020 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна

Яндекс.Метрика