Газета "Ладога"
28
МАЯ
2020
ЧЕТВЕРГ

47-Й РЕГИОН

«Я всегда хотела победить рак» - 03.04.2020

Об этой страшной патологии знают многие. Печален тот факт, что она стала значительно масштабнее. Точных данных нет, но определенные тенденции к увеличению медиками наблюдаются. Пациенты, у которых обнаружена онкологическая опухоль, состоят на специальном учете у онколога. Какая стадия и форма болезни, не имеет особенного значения.

Если говорить о статистике
Если говорить о статистике в мировых масштабах, то ежегодно заболеваемость раком диагностируется у 10 млн представителей мирового населения.
Получается, что каждый день у 27 тысяч человек обнаруживается рак. Причем из них 1,5 тысячи диагнозов приходится на россиян. И это только официально диагностированные онкологические патологии. А скольким людям еще не известно о болезни, остается только гадать.
По прогнозу Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) с 1999 по 2020 годы количество диагностируемых случаев заболевания раком в мире выросло в два раза. Новые случаи – с 10 до 20 млн, смертельные исходы – с 6 до 12 млн.
Ежегодно в России подтверждается наличие онкологии у 500 тысяч пациентов.
Статистика показывает, что за последние десять лет увеличение раковых патологий выросло на 15%, чему виной в том числе и ухудшение экологии за счет развития промышленности. Практически в 2 раза возросло число злокачественных опухолей предстательной, в 1,5 раза – щитовидной железы. Наиболее часто диагностируются патологии кожных покровов – большое распространение получила меланома.
Что касается женщин, то на первом месте – рак молочной железы и репродуктивных органов, у мужчин – опухоли в трахее и бронхо-легочной системе, а также злокачественные образования в простате.
Наибольший уровень заболеваний приходится на Восточную Азию, Африку и Россию. Здесь ежегодный прирост онкологических больных составляет 2-3 %.

Инна Искова, онколог Кировского района: «Я всегда ловила себя на мысли, что хочу победить рак».

– Инна Павловна, ваши слова просто западают в душу. Так может говорить только человек, истинно любящий свою профессию. И не только профессию, но и людей…
– Я действительно очень люблю свою работу. Истинно так. И путь к любимой профессии вовсе не был «усыпан розами». Я бы даже сказала, что он был мучительный. Главное, была мечта…
Я родилась в Кировске Мурманской области. С детства грезила о том, что когда-нибудь буду лечить людей. Но мама не отпустила меня в большой город учиться, а посоветовала получить среднее медицинское образование поблизости, в городе Апатиты. Училась с упоением и после окончания училища работала фельдшером скорой помощи. И по-прежнему грезила о профессии врача. От мысли получить высшее образование и заниматься медициной и биологией не отказалась. Поступила в педиатрический вуз…
Затем из-за болезни я перевелась на заочное отделение Ленинградского областного университета на биологический факультет, получила диплом учителя биологии.
– Да. Тернист путь…
– Не то слово. Затем я вышла замуж за военнослужащего, и мы уехали «служить» в Мурманскую область. Я успела поработать в детском саду какое-то время. А мечту не оставляла. Куда же без мечты? И в 2010 году поступила в Первый медицинский университет имени академика И.П. Павлова в Санкт-Петербурге. А интернатуру проходила в Кировской межрайонной больнице (Ленинградская область).
– А почему и как появилось желание лечить именно онкологические заболевания?
– Меня всегда интересовала такая врачебная специализация, как онкология. К этому я постоянно стремилась. К моему желанию прислушались. Мне было предложено пройти интернатуру по терапии, а в дальнейшем – обучающий цикл переподготовки для получения сертификата по онкологии.
Очень была рада, что меня направили для прохождения практики в онкологический институт имени Н.Н. Петрова. Отучившись и получив сертификат, я вернулась в Кировскую больницу на должность районного онколога.
– И все же, чем вас привлекла эта специализация? Работать с такими больными тяжело в первую очередь психологически… Сколько усилий требуется, сколько терпения, сколько любви и жалости к людям…
– В онкологии и сегодня достаточно много белых пятен. До сих пор специалисты не могут точно определить, что является причиной возникновения заболевания.
Думаю, со мной согласятся и мои коллеги, и пациенты. Онкологии боятся все! И я ловила себя на мысли, что хочу помочь этим пациентам победить рак. Потому и хотелось мне изучить эту болезнь, «подойти к ней вплотную», полностью узнать этиологию заболевания, разработать методы лечения, которые позволили бы справиться с ней. У меня сложилось представление, что это системное заболевание, которое лечится, как любое другое.
– То есть? Интересно…
– Там, где я проходила специализацию и сертификацию, нас так учили и объясняли, с чем связано именно такое представление о болезни. Например, когда у человека возникает гипертоническая болезнь, назначается определенная терапия. Ей человек под наблюдением врача должен следовать всю свою дальнейшую жизнь, корректируя её, добавляя новые препараты, комбинируя их.
Онкологическое заболевание предполагает примерно такой же подход. Конечно, со своими нюансами. Например, к нам обратился пациент на определенном этапе развития болезни. Мы его наблюдаем. Один раз в определенный промежуток времени мы выполняем, скажем так, рутинный комплекс исследований, который позволяет делать вывод: болезнь прогрессирует или нет. Если, к сожалению, отмечается прогрессирование болезни, назначается уже другой метод лечения. Это могут быть иные препараты, это может быть системная химиотерапия или лучевая терапия.
Конечно, артериальная гипертензия – менее агрессивное заболевание, чем онкологическое. Причин прогрессирования рака очень много. Они до конца не изучены.

Наука продвинулась вперед
– И все-таки, Инна Павловна, наука же не стоит на месте, согласитесь?
– Соглашусь. Наука развивается непрерывно. Постоянно идет обновление знаний. В связи с этим появляются новые подходы к лечению, диагностике. Стоять на месте нельзя! Врачу-онкологу следует также двигаться вперед, постоянно развиваться. И мне такой подход нравится.
Онкологи наблюдают за пациентом, когда он находится в стадии длительной ремиссии (Ред.: ремиссия – ослабление (от латинского remissio), во временном ослаблении (неполная ремиссия) или исчезновения (полная ремиссия).
У меня есть пациентки, у которых – рак молочной железы, но они находятся в длительной ремиссии уже 10-15 лет. Все это время мы их наблюдаем.
– Скажите, доктор, а можно ли вылечиться от столь коварного заболевания?
– Скажу так, хронический бронхит не вылечивается окончательно, но можно добиться длительной ремиссии. Своим пациентам, чтобы поддержать их, я всегда говорю об этом.
В онкологии бывает так: мы добились у пациентки стойкой ремиссии по поводу рака щитовидной железы, а у нее неожиданно диагностирован рак молочной железы. Или, например, мы пролечили рак мочевого пузыря и добились стойкой ремиссии, а у пациента, как у заядлого курильщика, диагностируется рак легких. Это два отдельных заболевания, никак между собой не связанных. К сожалению, в онкологии такое наблюдается не так уж и редко.

Есть подозрение – отправляем в областную
– Инна Павловна у онкологов существует специализация? То есть, по лечению разных органов и систем?
– У людей, обращающихся к онкологам, бытует мнение об их специализации. Есть онкологи-урологи, онкомаммологи и т.п. Достаточно часто ко мне на прием приходят пациентки, мол, вы же маммолог. Говорю: нет, у нас, поликлинических врачей, единый сертификат – «онкология». В крупных центрах, например, в Ленинградском областном онкодиспансере, есть возможность, скажем так, узко специализироваться. А в нашей поликлинике я – общий онколог, принимаю всех пациентов.
Ко мне может направить пациента, например, терапевт. Я смотрю анализы и заключения, обязательно гистологическое заключение. В дальнейшем могу направить в областной онкодиспансер или в клиническую больницу.
– Инна Павловна, для стопроцентного подтверждения онкозаболевания необходимо определенное количество анализов и заключений. Сколько из них можно сделать в нашем
районе?
– Мы можем сделать фиброгастроскопию, фибробронхоскопию, маммографию, УЗИ, анализы крови. Каждый врач – узкий специалист – имеет возможность направить на анализы именно по своему направлению. Например, уролог направляет на анализ крови на ПСА, что очень важно для мужчин. Если нужна колоноскопия (это обследование кишечника), то такой аппарат для проведения обследования есть в нашей поликлинике.
– Вы сказали об определенном наборе анализов, которые можно сделать в нашем районе. Но далеко не все необходимы для постановки диагноза?
– Я в любом случае направляю пациента в областной онкодиспансер на Литейный проспект в Санкт-Петербург или в областную клиническую больницу, где проводят консультативный прием доктора.
Заподозрить онкологическое заболевание на основании анализов, сделанных у нас, можно, но со стопроцентной уверенностью сказать о его наличии нельзя. Потому что есть некоторые нюансы развития болезни. Например, у нас в районе сделано гистологическое исследование, и есть подозрение на рак желудка. Я должна записать этого человека на прием к хирургу в областной онкодиспансер.
– Вы, Инна Павловна, – районный онколог в единственном лице?
– Да. Но совсем недавно появился онколог в Отрадном. В районе – три больших города, большие поселки – Мга, Назия, Приладожский... Специализированных врачебных подразделений нет. Но замечу, что все врачи других профилей имеют высшее медицинское образование. Их знаний достаточно, чтобы, подчеркиваю, хотя бы заподозрить у пациента онкологию.
Скажем так: женщина пришла на прием к терапевту с жалобами на кашель. Терапевт, как правило, просит ее раздеться до пояса, чтобы прослушать легкие, но одновременно врач может осмотреть и молочные железы, что-то, повторю, заподозрить, и посоветовать обратиться к онкологу.

Мой долг – помочь всем
– Инна Павловна, а вы выезжаете в поселки нашего района?
– Да. Обязательно.
Когда я начинала работать районным онкологом, ко мне обращались родственники тяжелых больных, которые не могли самостоятельно приехать на прием. Они просили меня приехать к ним домой и посмотреть их родных. Район у нас не маленький. Одно дело – города Шлиссельбург или Отрадное. Совсем другое – отдаленные поселки. Мой долг – помочь всем больным.
В январе 2018 года на базе Волховской межрайонной больницы открылось отделение хосписа. Мы установили хорошие отношения с заведующим, и мне предложили стать врачом паллиативной помощи (имеющей характер полумеры, приносящей лишь временное облегчение – ред.) в Кировском районе, учитывая, что у меня есть специализация по терапии. Для наших районных пациентов это удобно.

Вернемся к статистике
– Есть ли статистика онкологических заболеваний в нашем районе?
– Я не могу сказать, где больше или меньше пациентов с онкологическими заболеваниями. Дело в том, что в Приладожском число жителей в несколько раз меньше, чем, например, в Кировске…
Статистики в пересчете на тысячу жителей у меня нет. В мои обязанности не входит ее вести. Скажу просто (из моей практики): больше всего больных – в Отрадном и Кировске. Это самые крупные населенные пункты в районе.
– Какие онкологические заболевания наиболее распространены в Кировском районе?
– Скажу, что эти формы рака характерны не только для нашего района, но и для России в целом. Это рак легких – у мужчин, у женщин – рак молочной железы. Рак желудка и толстой кишки – встречаются независимо от пола. Не могу не сказать о раке почки. Как мне кажется, он все чаще заявляет о себе. Достаточно много пациентов приходят с нераспространенной стадией рака почки. Небольшое образование, которое обнаружено при УЗИ органов брюшной полости или почек. Даю направление на операцию – рак почки в начальной стадии. Вот на это я стала обращать особое внимание. В 2016 году у одного мужчины определили онкологию почки, но он отказался от операции, мол, не болит. Замечу, что у человека есть органы, которые до определенной стадии дают о себе знать… В 2018 году у него пошло прогрессирование заболевания – резко ухудшилось самочувствие. И человек стал бороться за жизнь. Но было уже поздно…
– У врачей есть такое очень распространенное понятие, как профилактика того или иного заболевания. Существует ли профилактика онкологических заболеваний? Только прошу вас не говорить о банальных вещах: не злоупотреблять алкоголем, пить чистую воду и т.п. Не говорю и о курении. Никакие, даже самые страшные изображения на сигаретных пачках не останавливают заядлых курильщиков. Они на них просто не обращают внимания…
– Вот то, что вы назвали банальностями, на самом деле должно закладываться ребенку с детства, то есть должен прививаться здоровый образ жизни. Если ребенок постоянно видит, что его родители не курят, не пьют, ведут здоровый образ жизни, он и свою взрослую жизнь построит соответствующим образом.
Банально это или нет, но действительно – очень многое, если не все, закладывается в семье. Именно там ребенок получает четкие ориентиры, которые, став для него основой, будто шлагбаум, перекроют тягу и к курению, и к выпивке, и ко многим другим искушениям, которыми полна окружающая действительность.

Не доверяйте интернету! Спросите у врача
– Инна Павловна, в интернете – огромное количество самой разной информации об онкологии. Есть даже рекомендации и методики самолечения. Понятно, для чего весь этот шум. Ваше мнение как профессионала обо всей этой непрекращающейся кампании?
– Если честно, я ни в телевизоре, ни в интернете подобное не ищу. Не смотрю и не читаю. Интернетом пользуюсь лишь в рамках своей работы.
Когда ко мне на прием приходит человек и говорит, мол, я попью ту или иную травку, сразу видно, он об этом читал. Многие, конечно, не знают, что первые сильные химиотерапевтические препараты, да и современные, созданы на растительной основе, и фитотерапия – не такой безвредный метод лечения, как кажется на первый взгляд. Уповать на это не надо, траволечение может нанести непоправимый вред. Так что верить всему, что размещают в интернете относительно лечения онкологических заболеваний, я бы не рекомендовала.
– Такое нередкое заболевание, как лейкоз (рак крови), как чаще всего возникает?
– Назвать однозначную причину сложно. Это может быть и лучевая нагрузка, которая была когда-то в детстве, и влияние вирусов, и инфекционную природу никто не отрицает.
– Инна Павловна, как вы считаете, существует ли в онкологии такое понятие как наследственность?
– Да, существует. И это не только мое мнение. Это мнение мировой онкологии.
– А заразиться онкологическим заболевание можно?
– Нет. Заразиться, как инфекционным заболеванием, невозможно. Это миф и ничего более.
Все мы знаем, что не надо курить, злоупотреблять алкоголем, необходимо следить за своим весом, соблюдать режим дня и физическую активность. Помните: чудес не бывает. Поэтому любите себя, следите за собой. Это не только макияж и модная одежда, но и своевременное обследование. А родители должны думать о будущем здоровье своих детей и формировать у них правильное отношение к здоровому образу жизни.

От редакции: в свое время известный академик Амосов вывел формулу, определяющую суть самой гуманной на земле профессии – врача. А именно – профессионализм плюс компетентность. В двух словах весь смысл профессии. Правда, здорово? Лучше и не скажешь!
В Инне Павловне это формула сработала. Она искренне любит людей, желает им помочь выздороветь. При этом она хороший психолог. Ее знаний, умений, великодушия и любви хватает на всех пациентов.
Побольше бы таких докторов. В нашем районе. В стране.

Подготовила Галина Никитинская
Фото из личного архива Инны Исковой и из сети «Интернет»

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2020 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна

Яндекс.Метрика