Газета "Ладога"
24
ФЕВРАЛЯ
2020
ПОНЕДЕЛЬНИК

ОБЩЕСТВО

Полёт в прошлое - 31.01.2020

19 января ветерану Великой Отечественной войны Георгию Александровичу Лончакову исполнилось 97 лет! В этот праздничный день поздравления и добрые слова благодарности в адрес именинника прозвучали от руководителей Кировского района ЛО Андрея Гардашникова, Алексея Кольцова и депутата Законодательного собрания Ленинградской области Михаила Коломыцева.

Георгий Александрович Лончаков в годы Великой Отечественной войны был военным летчиком. Ему довелось участвовать в боях за освобождение Ленинграда, в том числе в самом масштабном воздушном бою за станцию Бологое. За время войны Георгий Александрович лично сбил пять самолетов противника (в составе экипажа – шесть самолетов и три штурмовика). Он имеет гвардейский знак, награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени, 12 медалями, но самой значимой наградой Г.А. Лончаков считает подаренные из рук товарища Сталина шерстяной костюм и хромовые сапоги.
Мы предлагаем ещё раз вспомнить военные страницы его биографии, и не только…

Потому что мы – пилоты…
Мы встретились в комнате отдыха. Георгий Александрович предстал передо мной при полном параде – бодрый, свежий, одет по форме, а грудь увешана медалями и орденами. Единственное, что выбивалось из всего этого образа – так это трость, при помощи которой он передвигался. Но ветерана это не портило, а даже наоборот, придавало уважения и восхищения к этой легендарной личности.
Разговор завязался быстро. Говорили обо всём – о детстве, его авиационном прошлом, о семье… И чем дальше заходил разговор, тем интереснее казался мне мой собеседник.
– Я родился 19 января 1923 года в казачьем селе Корсаково Хабаровского края, на пограничной с Китаем реке Уссури в семье потомственных рыбаков, – начал свой рассказ Георгий Александрович.
Семье Лончаковых (мать и трое сыновей – Георгий был старшим) приходилось очень нелегко. Отец бросил их, когда младшему ещё и года не было. Вскоре и мама умерла. Среднего брата Вальку забрали в детдом, младшего Яшку взял к себе дед по папиной линии. 10-летнего Гошу воспитывали родные бабушка и дедушка.
Мальчик с детства привык надеяться только на себя. Тогда, после окончания 7 классов, он решил, что непременно пойдёт учиться. Получил паспорт и поступил на курсы чертёжников-картографов в сверхсекретной воинской части, а параллельно учился в вечерней школе. В 1939 году после окончания 9 классов Георгий был принят в хабаровский аэроклуб. Обучение завершил в 1940 году и сразу по призыву был направлен в Бирмскую авиационную школу пилотов истребительной авиации. Там проучился до мая 1943 года, а затем после окончания подготовки к боевым действиям в 19-ом запасном авиаполку города Новосибирска был направлен на фронт. Такой вот нелёгкий путь в авиацию простого деревенского мальчишки.
…Через много лет он вернётся в родные края. За плечами – война, годы службы в Германии, в Забайкалье, в Хабаровске. Именно там, под Хабаровском, он решит построить дом…

Начало большого пути
Известие о начале Великой Отечественной войны застало Георгия Александровича в Бирмской авиационной школе, где он служил. Разница между Москвой и Хабаровским краем – семь часов.
– Мы уже спали, на следующий день должны были быть полёты. Вдруг тревога. Мы обязаны были встать в строй с оружием. Даётся команда – без оружия. Когда выстроились, командование школы объявило, что началась война, – с болью в сердце рассказывает ветеран. Это было начало большого пути…
…5 августа 1943 года Георгий Лончаков прибыл в Орел. Это был день освобождения города. Молодой и горячий лётчик воспринял нашествие фрицев как личное оскорбление и был настроен воинственно.
– Город горел, трупы еще не были убраны. Особенно поразили убитые дети. Это подействовало на нас так, что мы готовы были сразу же броситься и отомстить фашистам за их преступления. Наш 65-й Гвардейский истребительный полк базировался от Орла в 12-ти километрах на аэродроме «Лаврово». Мы, восемь человек молодых летчиков пополнили 1-ю эскадрилью, в которой был всего один боеспособный летчик из двенадцати по штату. Получили самолеты «ЯК-7Б». Первый летчик из нашего пополнения погиб в первом же боевом вылете. И после этого были организованы дополнительные тренировочные полеты.

Напарник
При распределении Г.А. Лончакова направили к опытному лётчику, у которого уже было сбито 13 самолетов. Это был Андрей Иванович Попов, героически погибший в 1944 году во время одного из штурмов немецких самолетов.
– С ним мы провоевали до 1944 года и сделали 80 боевых вылетов, а небоевые даже не считали. Мы прикрывали спины друг друга. За это время нас ни разу не сбили. Попов получил звание Героя Советского Союза. За неделю отпуска он успел жениться, получить квартиру и вернуться обратно. А затем он вылетел с неопытным летчиком и погиб. И меня рядом с ним не было, – с горечью говорит Георгий Александрович.
Ещё не раз к нему обратятся за помощью – восстановить картину гибели А.И. Попова. На что Лончаков ответит: «Меня там не было. Я бы не допустил этого». Остаётся только одно – ставить свечки в церкви.

Где-то между Ленинградом и Москвой
А тем временем наступления советских войск продолжались. Были освобождены: Кленцы, Карачов, Брянск, Орджаникидзеград, где немцы взорвали аэродром, и на его месте образовалась 60-метровая воронка…
Пришла осень, и они переместились на аэродром в сорока километрах восточнее города Невеля, а весной 1944 года всей 4-й Гвардейской истребительной дивизией (120 самолетов) перебазировались под город Андриаполь. В 4 утра следующего дня по тревоге были подняты в воздух для отражения налета целой армады самолетов противника – более ста бомбардировщиков «Ю-88» (в каждом по 2 тонны бомб) и 120 истребителей «ВФ-190». Вся армада шла на уничтожение железнодорожного узла станции Бологое, через которую проходило основное снабжение войск Ленинградского фронта и населения Ленинграда. Георгий Александрович запомнил этот день на всю жизнь.
– Встретились мы с противником в 80-ти километрах западнее Андриаполя. 340 самолетов в одном воздушном бою. Боевой порядок наших истребителей состоял из трех групп. Это единственный случай за все время Великой Отечественной, когда в бою сразу встретилось столько самолетов», – отмечает Г.А. Лончаков. – С обеих сторон были большие потери, но ни одна бомба не была сброшена на станцию Бологое. Воздушная обстановка была очень сложной, у нас не было времени следить за упавшими самолетами противника, и никто потом об этом рапорты не написал.

Операция «Багратион»
После этого боя еще 10 дней гвардейская истребительная авиационная дивизия стояла на защите Ленинграда и войск Ленинградского фронта, затем, полностью доукомплектовавшись, улетели под Оршу, где началась наступательная операция «Багратион». Вечером произвели посадку, а уже утром пошли на штурм аэродрома «Толочино».
– У нас были самолеты «ЯК-9» с запасом топлива на 6 часов. Шла наступательная операция наземных войск, в которой активно участвовали и мы. Были освобождены Орша, Толочино, Борисов, Минск, Каунас», – говорит Георгий Александрович. – К августу 1944 советские войска окружили Ригу, где сосредоточились большие силы противника. 15 августа 1944 года в неравном бою (их – двенадцать, нас – четыре) я был сбит и получил ранения. Вскоре после лечения меня направили в мой полк, который базировался в Шауляе (Литва), далее – в Польшу, а потом и в Берлин, где встретил День Победы. До конца декабря 1948 года я служил в Германии, затем, после обмена, прибыл в Советский Союз и до 1953 года проходил службу в ВВС в Забайкалье, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре.

На территории врага
В Германии Г.А. Лончаков прослужил четыре года после окончания войны. Там же познакомился со своей первой женой Антониной Михайловной, которая работала поваром. Поженились они через год после войны, когда возобновили регистрации (с апреля 1946 г.) в поместье Карлхорст, где 8 мая 1945 года был подписан Акт о капитуляции Германии.
– Своих детей у нас не было, и со временем мы усыновили мальчика. Это было в Жихарево. На родине моей жены. Вырастили, выучили, хорошим воспитали человеком. Но не уберегли. Будучи взрослым, Анатолий работал инженером-конструктором на заводе по строительству атомных подводных лодок во Владивостоке. Получил переоблучение, да и «сгорел» за год. Вот такая горькая судьба…

Край далёкий и близкий
Как я и предполагала, Георгий Александрович всегда любил природу. И это не случайно. Он родился и вырос в рыбацкой деревне. Всего – 36 домов. В тех краях считалось, если в семье пятеро детей, то это мало. Во многих домах их было больше десяти. Ещё мальчишкой Георгий ловко управлялся с сетями и уверенно держал в руках ружье.
– Вы не поверите, в 6 классе за один сезон кеты я мог выловить до 1,5 тонн! Основную часть мы с дядей реализовывали, а излишки продавали. Ещё мы охотились на хорьков, зайцев, гусей, уток. Булка хлеба тогда стоила 1 рубль, а хорьки шли по 18 рублей за штуку. Так и выживали, – рассказывает о своём нелёгком детстве ветеран.
Забайкалье – ещё одна страница из жизни Георгия Александровича. Именно здесь ему было по-настоящему хорошо. Он служил тогда на аэродроме Забайкальского военного округа (300 км от Читы, 77 разъезд железной дороги). Место это довольно глухое, и многие не хотели туда распределяться. А Лончаков, напротив, был очень рад! Вы подумайте только – аэродром, шесть корпусов для летного и технического составов и одна казарма для сержантского состава! А кругом – поля, речка Шилка…
– Служба службой, но свободное время никто не отменял. Охота, рыбалка – вот где я действительно отдыхал. За раз мог принести 4-5 уток и целое ведро рыбы! Со временем ружье я продал – не стал больше живность убивать, жалко. А вот рыбалку не разлюбил. Это моя жизнь! – с гордостью говорит ветеран.
Полтора года, казалось бы, – это так мало, а запомнились на всю жизнь!

С неба – на землю!
В то время разгорелась Корейская война (1950–1953 гг.), в которой США противостояли СССР и КНР. Подготовка к воздушным боевым действиям проходила в Хабаровске. И команду Лончакова срочно перекинули туда. Но до Кореи он так и не добрался. Многих вернули обратно. Георгия Александровича с семьёй направили на службу в Комсомольск-на-Амуре, где он и прослужил до смерти Сталина.
– Хрущев авиацию не любил, он больше ракетами увлекался. Придя к власти, он взял да и демобилизовал 1 млн человек. Так мы в один момент оказались никому не нужны, без работы, без жилья, жили на одну пенсию (по выслуге лет)…
Кое-как устроились, спасибо дяде, приютил на время. Целый год Лончаков не мог найти работу. Кому, говорит, летчики нужны. Да и сам Георгий Александрович не хотел возвращаться в авиацию. Обидно было…
– Устроился на машинно-прокатную базу мастером (на башенные краны), и не пожалел. Дали квартиру в новом доме. Вроде, неплохую. Но вода была на уровне земли, и потому в квартирах было очень сыро, везде плесень. Жить там было невозможно! – сетует фронтовик.
Походили по инстанциям, «повоевали» с системой, плюнули, собрали денег, да и решили перебраться поближе к природе. Построили дом на берегу реки Уссури (в 10 км от малой родины). Тогда он был диспетчером службы движения аэрофлота (пошёл навстречу новому начальству). Шесть лет отработал Георгий Александрович в Хабаровске и 16 – в Краснодаре. Итого 24 года отдал аэрофлоту, пока однажды в 1981 году медкомиссия его не допустила.

«Живу спокойно, один …»
В Кировск семья Лончаковых приехала в 1982 году по обмену квартирами. Жена Георгия Александровича родом из деревни Падрила Шумского сельского поселения. Вот и решили сюда перебраться. В Краснодаре у них никого не осталось. Но вскоре Антонина Михайловна (в 1997 году) умерла. Три года прожил один. Здоровье сильно подкосилось. В 2000 году женился во второй раз. С Марией Дмитриевной прожили они 16 лет…
К тому моменту Георгий Александрович был уже на пенсии, но сидеть сложа руки он не привык – пошёл работать в ПТУ № 37 инструктором по противоздушной обороне (ПВО), затем механиком по подготовке к учебному процессу всей станочной группы: токарных, сверлильных, строгальных станков – обслуживал более 100 машин. Восемь лет отработал на совесть. Ушёл по состоянию здоровья. С тех пор – на заслуженном отдыхе.
Сейчас у Георгия Александровича из близких остались только двоюродные племянники. Все они живут на Востоке. У дяди – Якова Александровича, маминого брата, – и его жены Натальи Михайловны Лончаковых было 12 детей. Двое умерли во время войны. Остальные выжили.
– Их фамилией нас с братьями мама и записала, когда отец сбежал (как выяснилось позже, по отцу я – Матвеев Георгий Иванович). Если бы я его встретил, я бы его поколотил! – смеется Георгий Александрович. И даже были попытки найти отца. Но видимо не судьба. – Есть ещё дети второй жены – двое детей Владимир и Людмила. Они мне очень сильно помогают, за что им огромное спасибо!
Слова благодарности прозвучали и в наш адрес. Со слезами на глазах Георгий Александрович проговорил: «Никогда не думал, что вот так придут и будут спрашивать про мою жизнь». А я подумала: «Жаль, что не так часто, как следовало бы».
И сколько ещё таких непризнанных героев ходит по нашей земле-матушке. Живут себе тихонько, личность свою не выпячивают, и никто о них ничего не знает… А ведь они достойны большего. Не правда ли?

Подготовила Юлия ТЕТАРСКАЯ
Фото пресс-службы администрации КМР ЛО и из личного архива Г.А. Лончакова

Фотогалерея






ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2020 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна

Яндекс.Метрика