Газета "Ладога"
21
ОКТЯБРЯ
2018
ВОСКРЕСЕНЬЕ

ПАМЯТЬ

Я помню многое, что было прежде, Всё из того, что не вернуть… - 18.05.2018

Великая Отечественная война стала крупнейшим событием ХХ столетия. Победа стоила советскому народу титанических усилий. Одним из важнейших событий стал порыв блокады Ленинграда. Воспоминаниями о своем военном детстве и этом легендарном событии с нашими читателями поделилась их свидетельница, Тамара Александровна Токарева.

Когда началась война, мне было 10 лет

– Жили мы в Пятом поселке, он считался центральным. Здесь располагались все организации и руководство торфопредприятием, магазины, баня. Мы с другими детьми играли в песочнице, когда по радио из громкоговорителей объявили о начале войны. Особого значения этому мы не придали, посмеялись, не понимали, что это такое. Одна из девочек хотела идти домой, чтобы намыть пол, а мы ей и говорим: «Зачем? Все равно помирать скоро!».
Руководители предприятия, узнав о приближении врага, вывезли свои семьи и имущество на безопасные территории. Обещали вернуться за жителями поселков, но так и не вернулись. Вывозили на тракторах, а их двигатели сильно шумят, а значит привлекают лишнее внимание, поэтому поступили хитро – сначала переправили все необходимое на территорию Первого рабочего поселка, а потом в эвакуацию, чтобы остальные не видели.
Понимая важность железнодорожного узла «Мга», немецкое командование высадило здесь десант, солдаты противника вошли в поселок без единого выстрела. Так жители поселка, среди них и семья Тамары Александровны, попали в оккупацию. 
Отец, как и большая часть мужчин поселка, работал у немцев. Это позволяло обеспечить себя и семью питанием. Они строили деревянные сани-волокуши, для армии противника. До войны Александр Федорович Никифоров работал плотником на синявинских торфоразработках. Семья до женитьбы у него была большая. Но 10 детей рано осиротели – умер отец, и все заботы легли на плечи его матери Федосьи Георгиевны Никифоровой, бабушки Тамары Александровны. Торфопредприятие стало большим подспорьем для семьи, так как старшие дети работали здесь плотниками. Когда началась война, на фронт Федосья Георгиевна отправила 5 сыновей и 2 зятьев.
Женщины поселка занимались стиркой и штопкой белья для солдат. В их числе и мама Тамары Александровны, Ефросинья Алексеевна Никифорова. По рождению она уроженка Волосовского района Ленинградской области. До революции семья ее жила хорошо, в достатке. Во время противостояния «красных» и «белых» в их дом попал снаряд, и все имущество сгорело – за один день они остались ни с чем. Глава семейства начал поиски работы, узнал о синявинском предприятии, где требовались рабочие руки, куда впоследствии и перевез домочадцев. В 14 лет Ефросинья Алексеевна начала работать на погрузке торфа, а потом мастером по добыче ископаемых. Впоследствии этот тяжелый труд сказался на её здоровье. Здесь же в поселке она познакомилась с отцом Тамары Александровны. 

Жизнь в оккупации
Спустя несколько дней после прихода немцев наши войска ненадолго отбили территории рабочих поселков, но удержать их не смогли. Отступая, подожгли здания поселка в соответствии с указом И.В.Сталина: «Ничего не оставлять врагу». Вместе с остальными домами сгорел и дом Никифоровых.
– Мы спасли лишь небольшой сундук с имуществом, больше ничего. В нем было несколько отрезов ткани и три одеяла. В пожаре уцелели считанные строения поселка, среди них был книжный магазин. Его и заняла наша семья. Рядом отец вырыл добротную землянку, внутри она была отделана досками, которые он взял на поселковом стадионе. Сидения трибун были полностью выполнены из дерева. Мы, как и другие жители поселка, использовали их для обустройства жилищ.
Родные, которые жили не на оккупированных территориях, думали, что мы все погибли. Но немецкие солдаты относились к жителям поселка по-человечески, не помню примеров их жестокости, а вот в соседних поселениях, например в Марьино, Шлиссельбурге, таких примеров было достаточно.
Одно из воспоминаний моей собеседницы относится к кануну Нового 1943 года. Они решили украсить жилье к празднику, в этот момент к ним зашел немецкий солдат, совершавший обход, чтобы сделать замечание о заметном с улицы свете. Заметив, что дети занимаются украшением елки, он ушел, но вскоре вернулся, и не с пустыми руками. Перед Новым годом солдаты получили посылки от родных, и он поделился с Никифоровыми своей: подарил детям небольшую искусственную елку, уже украшенную игрушками, и сладости. 

Ранение: до и после
27 августа 1942 года с утра начался сильный артобстрел. К 12 часам дня он стих, поэтому Ефросинья Алексеевна решила накормить семью обедом не в землянке, а в здании книжного магазина. Первыми за обеденный стол сели дети: Тамара и ее трехлетний брат Геннадий, также наверху мама оставила новорожденную Галю, которой едва исполнилось 11 месяцев, а сама спустилась в землянку, чтобы позвать остальных.
– Обеденный стол стоял у окна. В этот миг разорвался снаряд, и меня ранило осколками в руку и ногу. Я очень хорошо помню яркую вспышку. Помню, как выскочила из-за стола и побежала в землянку, навстречу мне бежала мама. Посадили меня на пол, разрезали кофту, кость была перебита, из лучины соорудили лубок, куда и положили руку. Также сильно пострадала нога, часть стопы держалась буквально на коже, ногу забинтовали и уложили меня на постель.
Требовалась помощь врачей, но из-за боев семья никуда не могла двинуться. Немцы жалели ребенка и делали Тамаре Александровне уколы морфия. Тем временем рука стала загнивать, появились черви, то же самое происходило и с ногой. Обработав домашние ножницы одеколоном, отец отстриг перебитую стопу. Помощь пришла, лишь когда стихли бои. Немецкий госпиталь располагался в землянке на территории Первого поселка, туда вместе с раненными немецкими солдатами отвезли Тамару.
– Помню, как меня внесли в операционную, положили на лицо марлю, но я стала задыхаться и жестом руки пыталась показать, чтобы ее сняли. Очнулась я уже в землянке, а на месте правой руки большой белый ком. 

Прорыв
12 января, когда начался сильный обстрел, семья собралась в землянке. Как рассказывает Тамара Александровна: «Сидели и ждали: попадет снаряд или мимо».
Поселок располагался как раз между Волховским и Ленинградским фронтами. Бои были страшные, жители понимали, что начались сражения по прорыву блокады. К обеду 18 января наступило затишье, первой советских солдат заметила Ефросинья Алексеевна, она выглянула из землянки и крикнула: «Наши, наши идут!». Встреча фронтов произошла как раз недалеко от землянки, где укрывалась семья Тамары Александровны. Это было настоящим счастьем. Все выбежали на улицу, целовались, обнимались.
Немцы отступили в сторону Синявинских высот, здесь ежедневно шли обстрелы. Местных жителей стали эвакуировать.
– 30 января 1943 года нас вывезли на станцию «Новый Быт». Поселили в бараках. Ночью приходили бойцы НКВД и уводили кого-нибудь на допрос. После мы оказались в восточном Казахстане, здесь мама работала на прииске. К тому времени отец умер, и она одна осталась с детьми. 
Ходили слухи, что прииск будут закрывать, потому что он уже не дает бывших объемов. Ефросинья Алексеевна понимала, что надо возвращаться обратно. Она за бесценок продала все скромное имущество, и на вырученные деньги семья отправилась в долгий и сложный путь. 
– До Омска по Иртышу мы плыли на теплоходе, плыли в трюме, так как на что-то большее просто не было денег. Потом сели на «теплушку» до Ленинграда, но оказалось, что она идет на Москву, поэтому доехали только до Кирова. Пришлось пересаживаться. Добирались очень сложно. Во Мге нас встретили мои братья, ненадолго мы задержались у брата отца. Вернулись в родной поселок, а там ничего нет. Ни работы, ни имущества, ничего. Поэтому поехали к бабушке в Невдубстрой и поселились здесь в бараке. Жили тесно.

Новая жизнь
Несмотря на все сложности послевоенной жизни, Тамара Александровна, как и все ее братья и сестры, получила образование. Училась она хорошо, хотела стать учителем истории, но в педагогическом училище не предоставляли общежитие, а это было очень важным фактором для молодой девушки. Судьба преподнесла выход из ситуации: рядом было другое учебное заведение, где приезжим предоставляли жилье. Так Тамара Александровна стала экономистом.
Лишь в 1950 году девушка прошла медицинскую комиссию, впервые после операции в немецком военном госпитале. По решению комиссии ей присвоили статус инвалида детства, хоть на справке и числилась приписка о полученном в ходе войны ранении. Сквозь всю войну Ефросинья Алексеевна смогла пронести документы семьи. На груди она повязала небольшой тряпичный кисет, куда сложила бумаги и фотографии. Это помогло добиться справедливости, но это произошло лишь спустя долгие годы.
С будущим супругом, Александром Петровичем Токаревым, Тамара Александровна познакомилась в Кировске. В браке у пары родились двое детей. Сегодня у нашей героини четверо внуков, и уже подрастают правнуки. Она делится с ними своими воспоминаниями, а значит, память о войне будет жить в их семье и будет передаваться от поколения к поколению. О себе, несмотря на тяжелую долю, Тамара Александровна говорит: «Я – счастливый человек».

Оксана ЧЕРНИКОВА. Фото из личного архива семьи Токаревых.

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2018 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна