Газета "Ладога"
24
МАЯ
2018
ЧЕТВЕРГ

ДАЛЕКОЕ-БЛИЗКОЕ

Скажи, солдат, ты помнишь ли о том?.. - 13.05.2016

Историограф Ирина Безносюк продолжает рассказывать об особенностях времени правления Петра 1. Материал основан на архивных документах.

Продолжение. Начало в номере от 2 апреля 2016 г.

 

Тайна древней рукописи

«Бомба замедленного действия» или «Взрыв через века», а может «Лихорадка длиною в столетия», – это было бы лучшим заголовком для данной статьи.

Можно наделить заголовок и более оптимистичным взглядом, но тогда получится что-то вроде «Восьмое чудо света». И все это без тени сарказма. Все будет то же самое: то же место действия, те же действующие лица, слова и тот же характер произведения. Автор-то один. А вот читателей много. Как они оценивают сегодня то, что писалось для них три столетия назад легендарным, непревзойденным, бесстрашным и неутомимым автором – царем, императором, отцом Отечества? Закройте все форточки в доме, зашторьте окна, заприте двери на всевозможные замки, залейте уши воском и залезьте под одеяло – вы все равно никуда не уйдете от написанного им сценария. Никуда не денетесь от нового календаря, нового языка, новой одежды, новой еды, даже новых мыслей.

«Да что там шейные платки или соленые сельди, или даже присутствие дам в мужской компании? – напишет сто лет спустя современник Пушкина, историк Михаил Погодин. – Место в системе европейских государств, управление, разделение, судопроизводство, права сословий, Табель о рангах, войско, флот, подати, ревизии, рекрутские наборы, фабрики, заводы, гавани, каналы, дороги, почты, земледелие, лесоводство, скотоводство, рудокопство; садоводство, виноделие, торговля внутренняя и внешняя, одежда, наружность, аптеки, госпитали, лекарства, летоисчисление, язык, печать, типографии, военные училища, академии».

Переведи дыхание, дорогой читатель, это весь список, но в нем отсутствует то главное, что отличает живой организм от мертвого тела. Об этом боялся писать даже тот самый историк времен царя Николая I, а может и не боялся, а только цензура не пропустила. Это – нитевидный пульс любой человеческой жизни. Обновленный, он стал тем самым бикфордовым шнуром длиною в триста лет, запаленным еще во времена великого Реформатора на заре нашей «новой» истории, а сработавшим в наши дни. И этот шнур – новая религия с ее новым духовным регламентом.

Для того чтобы правильно судить о происходящих ныне событиях, необходимо изучать их предысторию. Все вопросы начинаются там, где заканчиваются знания, а непонимание происходящего – это расписка в собственной несостоятельности.

Итак, продолжаем наш разговор об истории Шлиссельбургского уезда. Место действия известно, действующие лица – наши предки, автором произведения, как вы, наверное, уже догадались, является сам Петр Алексеевич Романов. Царь.

 

Сцена 1. Дайте мне кусок тафты, и я сделаю из Вас развратную женщину

Вы знаете, что такое общие бани? Не только казенные, но и частные, где мылись и парились мужчины с женщинами; первые занимали место на лавках и полках на одной стороне, другие – на противоположной. Закрывшись вениками, мужчины и женщины брали шайками холодную воду из чана в самой бане, а горячую – вне бани из котла, вмазанного в особую печь с подтопкой. Раздевались и одевались в отдельных предбанниках.

Свидетельства о глубокой древности подобных бань среди русского народа, особенно новгородцев и псковитян, приводятся в древних летописях, описывающих, как мылись и парились «без зазора» в деревянных «мойницах» мужи и жены, чернецы и черницы. Затуманенный европейской культурой глаз путешественника-немца в конце 17 века уже дорисовывал к картинам русских бань сцены повального греха, «на который, – как он писал,– только русские способны». Но, повторюсь, «затуманенный». С годами, по мере «сочинения из России метаморфозиса», потускнел взгляд и нашего обывателя, так что к середине 18 века необходимость заставила Императрицу издать указ о воспрещении людям обоего пола париться вместе в банях. Но куда не долетали ветра петровских перемен – этот старинный русский обычай, чистый, «без зазора», не прекращался у местного населения до самого начала 19 века.

Назойливо и регулярно сочинялась частная жизнь наших предков. Всех действующих лиц поторапливали заказывать себе костюмы установленного образца. Материал, покрой, цвет одежды и обуви – все это тщательно регламентировалось Легендарным автором. Был разряд людей, которым запрещалось носить платье старого фасона. Был и другой разряд – этим не разрешалось носить никакой другой одежды, кроме платья старого покроя, да еще самого старинного, долгого, «с долгим ожерельем, с нашивками на грудях, по четверти на боках, на подоле с прорехами и петлями, и шапку всенепременно высокую, с прорехами и петлями ж». Сельский пейзаж с группой лиц на переднем плане разнообразили мундиры военных чинов, получивших полную отставку и живущих в своих имениях и деревнях, а также уволенных во временный отпуск или занимавших гражданские должности. Если желаете короче, то всему дворянству, не занятому в армии, надлежало неуклонно хранить тот внешний вид, который для него был обязателен на военной службе, а именно: платье немецкое и шпаги. А кто по бедности не мог купить себе немецкого сукна, тот приобретал себе сермяжное, русское, но обшлага на рукава нашивал непременно иного цвета.

Предчувствую ваш вопрос, по которому узнаю знатока истории. Нет, уважаемый, какое ж немецкое платье с окладистой бородой?! Шутить изволите. Борода – это… Но о ней мы поговорим чуть позже: из-за бороды, собственно говоря, весь сыр-бор и разгорелся, но и не только из-за нее. А пока раз в неделю, а то и дважды, все до единого брали в руки ножницы, если поблизости не было «таких людей, кто брить умеет», и выстригали до плоти волосок за волоском. Так что твоя растительность на твоем собственном лице тебе совсем не принадлежала. Того, кто сомневается в моих словах, отправляю посмотреть указ за № 3962, а можете и 4893. На эту же тему.

За внешностью действующих лиц следил так же тщательно, как и за декорациями на сцене, простите, как и за фасадами домов, сам Художник-оформитель. Во все подробности строительного дела в частных постройках входил сам лично. Печи предписывал делать с фундаментом, а не на полах; трубы строить такие, чтобы человеку пролезть можно было; потолки выкладывать с глиною, а не бревенчатые, кровли же крыть гонтом.

Здесь мы сделаем привал и сориентируемся на местности – левобережный приток реки Назия, Гонтовая Липка, юго-восток Шлиссельбургского уезда. Встретим только обозы с приглашенными специалистами гонтового дела из малороссиян и жителей Смоленска для дарового обучения ремеслу местных жителей – и двинемся дальше. А пока суд да дело, попробуем покрыть крышу сами по старинному русскому рецепту. Для этого нам потребуется топор и 50 бревен. Лесу здесь предостаточно и такого, который нужен, – осина и ель. Наколем тоненькие и не очень длинные деревянные пластины, или дощечки, длиною в 20-30 дюймов, а шириной в 4-6. Следите, чтобы толщина была не больше 7. С одной стороны сделаем желобообразную выемку, а с другой стороны – кант (в переводе на современный – паз и гребень). Особо не старайтесь – полторы тысячи штук будет предостаточно для покрытия средних размеров крыши. Гвозди в количестве 2 тысяч штук (взяла больше, считая излом) припасены мною заранее. Кто смелый  – поднимайтесь наверх. За день управитесь. Такая крыша простоит 15-20 лет.

И все же не будем торопиться запрягать лошадей и покидать столь приветливую деревушку, а лучше понаблюдаем из партера, как мужики оформляют деревенский пейзаж устройством прочных и красивых зданий – крестьянских изб. На стены вывешивают картины, а в сады выставляют скульптурные изображения, и все это под всенепременное пение птиц и журчание воды (если, конечно, отсутствуют музыканты). Только вот за кулисы я вас не пущу: там бабы делают на французский манер то, что по-русски стыдно и произнести. Признаюсь, этот curious (курьез) им так же необходим, как корове седло, но с тех пор как в их лексиконе появилось новое слово «ассамблея», значение которого они бы до сих пор не поняли, оно стало действовать на них, как волшебная дудочка на полчище грызунов из датской сказки о заколдованном мальчике. Непревзойденный сценарист предусмотрел и этот конфуз. Указ об устройстве в частных домах ассамблей, он начал с объяснения самого этого слова, а затем в семи параграфах установил правила «каким образом оные ассамблеи отправлять, покамест в обычай войдет», определил время назначения ассамблей, порядок приглашения, обязанности хозяина, занятие гостей, которым во время ассамблей полагалось: кому сидеть, кому ходить, кому играть. Определялось и поведение лакеев, а также что подавать к столу и в каком количестве. Да, чуть не забыла про простой народ: его досуг отрегулирован еще год назад, в 1717-м. А теперь замрите все: из-за кулис на сцену выходят те самые бабы, или нет – дамы, нет же – женщины, в смысле развратные, словом, разбирайтесь сами. У всех волосы причесаны тупеем и густо напудрены, огромные чепцы сооружены корабликом («сие есть большой политик!», вроде как вступить в «Единую Россию»); на лицах дам налеплены мушки (кружочки из черной тафты, они имеют такое же значение, как цветы у восточных народов и составляют условный язык волокитства). Если помните, такие же мушки были у француженок на лице, руках и т.д., они прикрывали ими следы ночного позора. Ежели забыли, то приведу для неискушенных само значение этих мушек, взятое из рукописи 18 века. «Среди лба – гордость, сбоку – отказ всем, среди носа – отказ одному, у рта – любовь, на щеке – радость, на бороде – смирение, на нижней губе – бесстыдная (далее идет непристойное слово), если две мушки у рта, большая с маленькой, – ищу «партнера», мушки на пальцах и на ладонях означают жажду, тайну, безотказность и даже решимость потрудиться без гонорара, и т.д., и т.п. Любителям «клубнички» надо смотреть чуть ниже шеи, нет, не на туго затянутый корсет, а на те же самые мушки, т.е. на какую часть натуры они приклеены – добавят уйму интересного…

Трудно представить сынам 21-го века столь широкую сферу воздействия на личность, проводимую Автором законов. В стремлении все отрегламентировать и узаконить мешало только одно – «глупость и недознание невежд», в смысле – наших предков: из их многовекового скарба обычаев и исторического уклада жизни традиционно тянуло ладаном. Вот мы незаметно подошли к обещанной бороде, в которой-то «собака и порылась». Но перед этим – только два слова о местных целительных водах и спасении души.

 

Сцена 2. А поутру они проснулись…

Обучая веселиться по определенным уставам, Неутомимый сценарист определил и последствия такового веселья. Он озаботился ростом болезней от неумеренного пития и чрезмерного употребления пищи, а потому по всей губернии были разосланы доктора в целях отыскания лечебных ключевых вод. Поиски увенчались успехом. Забегая вперед, скажу, что это «дарование Божие, милостиво явившего источники ключевых вод для всенародной пользы», не на всех действовало целительно. И все же местные железистые и соляные источники не только в уезде, но и за его пределами «особливо в таких местах, где есть железные руды», были объявлены целительными (о названиях местных деревень, где были найдены источники, умалчиваю, соблюдая закон о рекламе). Всенародно было объявлено также, что «марцiальные» воды помогают лучше заграничных от «ипохондрии, желчи, бессильстве желудка, рвоте, поносе, почечуйной, каменной, ежели есть песок или малые камни, оные-де из почек гонят, от запору месячной крови у жен, от излишнего кровотечения у оных, от эпилепсии, глистов, а также от прочих болезней великую силу имеют, при условии воздержания в пище и питии…». Постепенно стали открываться местные водные курорты. Вскоре они стали обязательными для всех и даже модными. (Если у вас появилась хотя бы тень сомнения в правдивости сказанного, отсылаю к Полному Собранию Законов Российской Империи №№ 3246, 3127, 3092, 3338, 3579, 4939 и другим пятидесяти шести законам, которые легли в основу данной статьи – судите сами).

Да простит меня читатель- атеист, но далее по сценарию – спасение души. Оно предписывалось законом и было для всех обязательным, без исключений, под страхом штрафа, отъема нажитого имущества и телесного наказания, т.е. под страхом смерти. Об этом следующее действие.

 

Сцена 3. О спасении души. Она же – последняя

Вот уже седьмой день подряд со всех колоколен Шлиссельбургского уезда, молодой столицы России, а также со всех колоколен всего государства Российского, не переставая, раздается звон. Это страна празднует подписание Ништадтского договора. Как вы, дорогой читатель, поняли, за окном – год 1721-й. Церкви переполнены молящимися, исповедующимися и причащающимися. В домах остались разве только больные и те, каковых невозможно допустить до причастия. Во время пения Божественной Литургии всякого чина люди стоят с безмолвием и слушают со всяким благоговением. Во время литургии пастыри упражняются в богомыслии. Заранее сочинены специальные тропари, кондаки и другие песнопения на день празднования столь замечательной «виктории», одержанной в ходе Северной войны.

Не удивляйтесь, читатель, это всего-навсего сцена. Нет, колокольный звон, люди, священники  – это все настоящее. Просто наши предки еще застали то время, когда Церковь несла на себе тысячелетние традиции проповеди морали, защиты униженных и отверженных, когда она еще «печаловала» за казнимых и могла публично осудить тирана, когда еще были причины, побуждающие идти на муки и смерть ради истины. Поэтому не будем судить строго за то, что «благоговение» и «безмолвие» было нарочитое, под угрозой денежного штрафа «не выпуская из церкви, по рублю с человека», что хождение в церковь по воскресным дням, в великие господские праздники к вечерне и заутрене, исповедование и причащение вменили в обязанность, что в «контору по делам веры», как тогда говорили, они шли не по доброй воле, а страха ради наказания, и, в конце концов, что люди перестали доверять церкви как высшему моральному авторитету, а впоследствии так равнодушно смотрели на все, что с ней происходило.

Заканчивая разговор о столь коротком, но значимом периоде истории Шлиссельбургского уезда, добавлю, что легендарный, непревзойденный, бесстрашный и неутомимый автор, сначала царь, а вскоре император, или, как его любовно окрестили потомки, – отец Отечества, не оставлял без своего бдительного внимания ни одного момента, вздоха, мысли своих чад: они должны были жить в жилищах, построенных по указанному им чертежу, носить указанное платье и обувь, предаваться указанным весельям указанным порядком и в указанных местах лечиться, в указанных гробах хорониться и указанным образом лежать на кладбище, предварительно очистив душу покаянием в указанные сроки. Но на этом бдительное попечение отца о своих детях не прекращалось. Их вкусы, взгляды, верования, мысли, чувства бесцеремонно подвергались его контролю и исправлению. Его вмешательство в «личное пространство» каждого не имело границ. Он даже не стеснялся предписывать им выражение в конкретный момент конкретных чувств и настроений. Узнавал же он о тайных мыслях своих пасомых от их духовных отцов, над которыми также висела угроза штрафа и наказания. «Зачем нам все это знать? – спросит нетерпеливый читатель,  – давай о бороде!» Во-первых, я обещала показать предысторию современных событий, а во- вторых, разговор о бороде уже давно начат. Только ответьте мне на два вопроса. Первый: как вы думаете, при таком попечении о каждом вдохе и выдохе – лягушки квакать не боялись? И вопрос второй: на нарисованной выше картине жизни найдется ли место целому народу со своей историей, религией, традициями, библиотеками, школами, больницами, производствами, со своими учеными, писателями, исповедниками и святыми?

 

Что в имени тебе Моём

Разговор о носителях бороды – это отдельная страница истории, особенно Шлиссельбургского уезда, о которой не любят до сих пор говорить церковники (надеюсь, что просто не знают ее. Или не хотят знать – последнее уже хуже).

Конечно же, в первую очередь всех бородачей прозвали «изменниками», ну как же – ведь все кругом поддались закону и выстригли себе волосок за волоском, а эти нет. Потом их прозвали «отщепенцами» – и это понятно. Как можно еще назвать удалившихся от «нового» мира людей туда, в безлюдные непроходимые места, где никто не мешал им строить жизнь по «старым», заведенным веками, традициям? Потом их прозвали «невеждами» – они ведь не прочли ни одной книги «нового» образца, более того  – рвали и даже сжигали их, при этом бережно храня и переписывая рукописи на «дедовском» языке. «Невежды» не отдавали своих детей в «новые» школы, предпочитая традиционное образование «новым» знаниям (имя одного из воспитанников «невежд» носит Московский университет). Прозвище «религиозные фанаты» их бы тоже не обидело, если бы у них было время об этом подумать – они просто каждую минуту, каждым своим вдохом и выдохом охраняли веру святых отцов, они верили, что спасение души – это хранение истины в ее чистом и неповрежденном виде, они защищали восьмиконечный крест ценой своих жизней, зная, что именно на таком принял крестные страдания Виновник нашего спасения. Их внешним видом пытались запугать весь «новый» мир, обязывая носить шутовскую одежду предписанного образца. Но и это не возымело действия. Тогда вышел запрет на одно только произношение имени «старовер», а затем им придумали другое прозвище – «раскольники». Вот тогда-то мир и содрогнулся.

 

В заключение

Всех носителей бороды пересчитали по пальцам. Их всех обложили двойным налогом. За право ношения «окладистой» бороды они платили особый налог. Они все были лишены гражданских прав. С ними нельзя было общаться под страхом смертной казни. Их насильно тащили в «новую» церковь. А ежели кто, «ведая сей указ, во обращение ко святой церкви самовольно не приходил или за раскол двойного платежа не платил», тому преслушнику учинялось жестокое гражданское наказание, и к тому двойному окладу прибавлялся двойной штраф. И о том «по градским воротам и по знатным местам выставлялись листы, рассылались указы церковным старостам», которые они у себя перед всем приходом читали по многу раз, чтобы никто неведением не отговаривался.

На сегодня достаточно, дорогой читатель.

 

Материал готовила Ирина Безносюк

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
47-Й РЕГИОН

Ремонту быть!

21.05.2018
15 мая 2018 года рабочей группой администрации Кировского муниципального района Ленинградской области во главе с заместителем главы администрации по безопасности Сергеем Леонидовичем Гавроновым при участии представителя эксплуатирующей организации «МгаКомСервис» был проведен повторный осмотр автомобильной дороги общего пользования местного значения Кировского муниципального района ЛО «Подъезд к дер. Показать полностью… Славянка» (дорога начинается после проезда населенного пункта Михайловский: от шлагбаума перед проездом под железной дорогой, проходит вдоль железной дороги и заканчивается у границ д. Славянка. По итогу обследования было установлено, что автомобильная дорога просохла после весеннего периода, обильного таяния снега и готова к проведению работ по ее содержанию.

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2018 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна