Газета "Ладога"
24
МАЯ
2018
ЧЕТВЕРГ

ДАЛЕКОЕ-БЛИЗКОЕ

Куда ты, тропинка, меня привела? - 18.02.2016

Сказ о шведах, вере православной и иноверцах, а также о том, куда исчезли местные родовые гнезда, – в преддверии 400-летней годовщины подписания Столобового договора.

 

Для начала об Эльдорадо*

Как-то раз я ушла с головой в жутко увлекательную работу: в роли консультанта и действующего лица мне пришлось участвовать в одном телевизионном проекте, посвященном истории России. Из всего Шлиссельбургского уезда автором программы были выбраны только два объекта – реликтовая Петровская роща и река Лава. Речь пойдет о втором сюжете. Мое скромное участие заключалось в произнесении нескольких фраз, одна из которых мне никак не давалась. Сцена разыгрывалась в жанре фильма про шпионов: бурная река, высокий каменный мост с картины эпохи Ренессанса, ледяной ветер, холодное низкое солнце и две фигуры, спускающиеся по узкой тропинке к переправе с противоположных сторон. Я предвижу театрально удивленный взгляд ведущего на произнесенную мною «ту самую» фразу, оператор опять замашет руками, мысленно чертыхаясь в мою сторону, будут дубли еще не один раз, но фраза все-таки будет произнесена: «Степа, вы захватили с собой заграничный паспорт?» Степа, ведущий программы, изобразит недоумение и растерянно произнесет: «Какой паспорт?», а я в ответ: «Мы же находимся на русско-шведской границе». Здесь, по сценарию, я развожу руками и начинаю рассказывать историю начала 17 века.

На территории Кировского района, в получасе ходьбы от старинного русского села, на широко открытой местности, больше похожей на плоскогорье, раскинулся палаточный лагерь. Он представлял собой редкое для этих мест зрелище: костры, палатки, иномарки, пестрая публика. Среди собравшихся были ученые, писатели, поэты, работники культуры, студенты, статисты... Сценарий происходящего был густо замешан на языческих дрожжах, хотя объектом поклонения служил разноцветный крылатый божок, напоминавший египетского бога Ра. Разыгрывалось жертвоприношение. Что там банальный Дед Мороз или тривиальное гуляние на Масленицу! Здесь были юные красавицы, волхвы, ворожеи, даже зрители – те же участники. Все они ждали сигнала в рожок от главного жреца. И, конечно же, капище да сакральный огонь. Дальнейшее действо не стоит вашего внимания (любознательных отправляю к картинам Верещагина, Васнецова или Ермолаева). «Но при чем же здесь Эльдорадо? – спросит нетерпеливый. Я бы даже добавила: при чем же здесь ученые? Дело в том, что притязания данной публики были не на утраченные традиции со славянскими корнями и даже не на оправление своих религиозных чувств. Все дело – в «широко открытой местности, больше похожей на плоскогорье», в которой ученые признали ту самую terra incognito (с лат. – «неизвестная земля»), Шамбалу, Эльдорадо, Землю Санникова, если хотите, Гиперборею, возможно, даже Атлантиду.

О чем это я? Ах, да, о Шлиссельбургском уезде и о шведах. Так вот, хочу заранее предупредить читателя, что та земля, которая при Петре будет названа Шлиссельбургским уездом, никогда не была «исконно шведской», как думают некоторые. Она вынужденно тянула на себе шведского льва, беспощадного и кровожадного, в течение лет этак восьмидесяти, с тех пор как в исчезнувшей с современных карт деревушке Столобово близ Тихвина в феврале 1617 года было подписано двустороннее соглашение. Прибрежные русские земли вплоть до времен Петра Великого стали заложниками мира на Руси.

 

Тень победы

Еще задолго до упомянутых событий, в конце 15-го – 16-м веках, проводилась своего рода инвентаризация Московских великокняжеских угодий. По всему тому, что было сделано для наведения порядка с раздачей земель в Ореховском уезде и с уплатой натуральных «налогов» (продуктов животноводства, сельского хозяйства и рыболовства), можно смело заключить, что цель была достигнута. Может быть, в этом проявилась и милость Божия, потому что сегодня мы имеем возможность сравнить благосостояние уезда на момент подписания договора и спустя целый век – к 1723 году, когда полностью разгромили шведов и появились первые клировые ведомости Духовной консистории, включавшие в себя подробное описание вновь созданных православных приходов.

Пусть я кого-то удивлю, но всего лишь один погост (поселение, волость) в Ореховском уезде мог насчитывать до 300 деревень. А погостов было 10.

Так что, рассказывая о дальнейшей судьбе Ореховского (на тот период) уезда, можно смело употребить самые восторженные эпитеты в адрес настроения шведского короля после подписания Столобового договора. Что и говорить, помимо достижения политических целей (расширения своих владений), шведский король получал и коммерческий «гешефт» – со слов современников, это «щедро одаренную Всевышним землю, с пашнями, лугами и пастбищами, с богатыми рыбой реками и озерами, со всевозможными дикими зверями в лесах, меха которых очень ценны».

Принятое соглашение, особенно его 8-й пункт, закрепляли за гордым королем все население уезда, особенно крестьян и священников. Положительно было договорено, что «все русские приходские священники и все крестьяне областей и городов, уступленных Королю, ни под каким видом не могут уходить оттуда, но должны оставаться там на жительство под властью Шведской Короны со своими женами, детьми, челядью, так же как и все граждане, дворяне, бояре, которые не выедут из уезда в течение означенных двух недель».

В планы «развития» новоприобретенных земель, помимо сбора дани, входило также утверждение высшей лютеранской духовной власти, поэтому во все села Ореховского уезда были направлены группы «священнослужителей» – пасторов, исповедовавших новую даже для свеев (шведов) религию Лютера. И потянулись из Шведского королевства многочисленные подводы со всем домашним скарбом зажиточных дворян, крестьян и служителей культа.

 

Лучше горькая правда

«Кругом смерть и опустошение, – писал митрополит Новгородский Исидор в 1617 году. – Они грабят, уничтожают, принуждают к непосильной дани и поборам. Литовские люди, которые служат здесь его королевскому величеству, уездных крестьян жгут и мучат».

Слушайте дальше, уважаемые читатели, особенно те, кто думает, что до прибытия шведов здесь не было не то что православия, но даже и русских. В одной рукописи прямо говорится, что в это время «разорено шведами множество церквей именно около Орешка и Ладоги и других городов на занятой ими территории. Они опустошили более 70 монастырей и 1500 церквей, обдирали со святых образов золотые и серебряные оклады, привески и украшения, рассекали на части раки и гробы святых, с ругательствами выбрасывали из них честные мощи. Не щадили никаких самых священных вещей, утвари, одежд, колоколов и книг; они не пренебрегали предметами малоценными, похищали восковые свечи, ладан, деревянное масло. Частные дома расхищали, разоряли, и более ста селений превратили в пепел».

И трагедия самого уезда, и печальная судьба коренного местного населения – русских и финнов – обе эти драмы, согласитесь, явились результатом жесткой нетерпимости лютеран к православной вере, нетерпимости, которая еще никогда и нигде себя так не проявляла, как именно здесь.

Если читатель еще сомневается в обоснованности сравнения шведского льва с кровожадным и хищным зверем, приведу краткое повествование о последующих годах пребывания «свеев» в Ореховском уезде и скажу всего два слова об утверждении высшей лютеранской духовной власти на занятой ими территории.

 

Сюжет для новой метлы

Хотя шведское правительство время от времени и отдавало приказы своим бискупам** «стараться обращать русских в свою веру по-доброму, без принуждения», но действительность выглядела иначе. С учреждением высшей лютеранской духовной власти на территории Ореховского уезда обращение православных в иноверие стало проводиться с меньшей застенчивостью.

Сначала высшим властям вменилось в обязанность только приобщать православных лютеранской вере, строить новые или искусно превращать в кирки православные церкви, что делалось повсеместно. Затем по распоряжению шведского короля, начиная с 1630 года, в каждое село по закону был назначен свой пастор. Православные жители теперь уже обязывались выслушивать (пока только каждый праздник) проповедь, а со временем – посещать кирки и слушать проповеди через воскресенье. Само собой разумелось, что содержание пастора и кирки возлагалось также и на православных, которые тем самым несли двойные расходы по сравнению с лютеранами.

Никаких компромиссов для русских священников: их заставляли посещать лютеранские богослужения, заставляли готовить детей к пониманию и прочтению лютеранского катехизиса. Отказ грозил тюремным заключением. А если, все-таки, научали – за это им назначались особые награды. Впоследствии, если православные священники прекращали упорствовать и соглашались обучать своих прихожан лютеранскому катехизису, им отводилась усадьба на казенной земле и ежегодно выдавалось зерна от 6 до 12 бочек. Более того, за каждые двадцать детей, обученных читать катехизис, священники вознаграждались четырьмя «тунами» зерна и четырьмя «туннландами» земли. Даже дворянским детям, обучавшимся в шведских школах, назначались казенные стипендии.

Призываю дорогого читателя задуматься над фактом: после смерти или ухода православного священника лютеранский пастор полностью заменял его место в приходе.

А в Московии тем временем разгорается нешуточный пожар, раздуваемый царем Алексеем Михайловичем и патриархом Никоном. Там уже готовятся костры, вздымаются дыбы, трещат кости, вырываются языки и отрубаются руки, готовятся сани для Аввакума и Морозовой, назревает бунт в среде черной братии Соловецкого монастыря, из которой мало кто спасется, остальные же обретут вечный покой на холодном граните острова.

 

Метла на очереди

Хотя это и покажется невероятным, но у нас со Швецией много общего. Возьмем для начала землю, ту обширную территорию, которой мы поделились со «свеями» в ходе переговоров в Столобово. Далее – название. Правообладание названием этой земли было закреплено в ходе тех же переговоров и украшало титул шведского короля. Далее – история. Вы думаете, что я хочу сказать «у нас общая история»? Упаси Бог. А теперь внимание: вся история Ореховского уезда (Водской пятины Новгородской земли) находится в руках шведов. Все, что мы знаем об истории Шлиссельбургского уезда, – это исследования по предположениям. После подписания Столобового договора весь архив Великого Новгорода – а это 30000 рукописных текстов – был вывезен из России как трофей и хранится в Государственном архиве в Стокгольме под названием «Оккупационный архив из Новгорода, 1611-1617 годы». Остался народ и религия. Что мы знаем о своем третьем колене? А о десятом?

И, наконец, религия. Последую старинной английской мудрости «о делах веры лучше промолчать, чтобы не вызвать бурю» и скажу только одно, может не очень существенное с точки зрения богословия, но показательное для мирян. С наследием протестантизма мы боролись все последующие века.

 

И в заключение

Воздадим шведам похвалой за то, что они предпринимали хоть какие-то попытки к развитию промышленности и торговли на нашей земле, но факты  – вещь упрямая. Если первая волна беженцев из Ореховского «лена» была невелика, то уже спустя 2 года шведскому королю Густаву II Адольфу пришлось констатировать, что он не извлекает из этой земли никакой пользы, поскольку «лен обезлюдел». Конечно, он преувеличивал. Но это было результатом постигшего его разочарования. В конце 1620-х годов бегство из-под шведов достигло уже таких размеров, что король велел вешать всех беглецов – и потенциальных также.

Параллельно, как вы уже знаете, предпринимались шаги принудительного заселения «лена» шведскими и немецкими дворянами с крестьянами. Эксперимент оказался не слишком удачным. Приезжим было трудно освоиться в незнакомых местах, и многие вернулись на родину. После чего родилась идея заселить эту землю менее добровольно. Сюда стали ссылать всякого рода людей, преступивших в чем-либо закон своего государства. Так постепенно территория Ореховского «лена» шведского королевства стала превращаться в своего рода свалку. Шлиссельбургский уезд к началу его завоевания Петром представлял собой уже негостеприимный, разоренный войной край, опасный разгулом диких животных и ссыльных людей. Путешественники того времени особым для себя испытанием называли несметные полчища комаров, которые в летнее время парализовывали всякую жизнь и которых шведы окрестили «русскими душами».

Я не забыла про обещанные родовые гнезда и оставила это для своих прощальных аккордов. Тема прощания всегда вызывает ком в горле. Спасаясь целыми толпами от кровожадного шведского льва за пределами государственных границ, финны, а их в уезде была добрая половина, навсегда, как показала дальнейшая история, оставляли свои родовые поместья, деревни, усадьбы, названия которых до сих вводят в заблуждение незадачливых исследователей своими окончаниями: Лонг-ала, Лех-кола, Нах-кула, Войбок-ало. А на деле все очень просто: родовое гнездо.

 

С материалами в библиотеках и архивах работала автор статьи Ирина Безносюк

*Эльдорадо – мифическая южноамериканская страна, богатая золотом и драгоценными камнями.
**Бискуп – епископ в неправославной церкви.

 

 

Столбо́вский мир – мирный договор, подписанный 27 февраля 1617 года в Столбово (близ Тихвина) и положивший конец русско-шведской войне 1614-1617 годов. Мирный договор был заключён между Русским царством (царь Михаил Фёдорович) и Шведским королевством (король Густав II Адольф) при посредничестве английского короля Якова I.

 

Подписи к фотографиям:
1. Барон  Якоб Делагарди.
2. Документ Новгородского архива (Стокгольм)
3.Шведский король Густав II Адольф
4. Кирка в Шлиссельбургском уезде (архив А. Кауракарху)

 

Фотогалерея





Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
47-Й РЕГИОН

Ремонту быть!

21.05.2018
15 мая 2018 года рабочей группой администрации Кировского муниципального района Ленинградской области во главе с заместителем главы администрации по безопасности Сергеем Леонидовичем Гавроновым при участии представителя эксплуатирующей организации «МгаКомСервис» был проведен повторный осмотр автомобильной дороги общего пользования местного значения Кировского муниципального района ЛО «Подъезд к дер. Показать полностью… Славянка» (дорога начинается после проезда населенного пункта Михайловский: от шлагбаума перед проездом под железной дорогой, проходит вдоль железной дороги и заканчивается у границ д. Славянка. По итогу обследования было установлено, что автомобильная дорога просохла после весеннего периода, обильного таяния снега и готова к проведению работ по ее содержанию.

ВСЕ НОВОСТИ


Все новости дня

ПОГОДА

Яндекс.Погода

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ


Забыли пароль
Зарегистрироваться

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Учредители: УМП «Издательский дом «Ладога», администрация МО Кировский район ЛО, Комитет по печати и связям с общественностью ЛО.
Главный редактор: Филимонова Яна Александровна.
Тел./факс - 8 (81362) 21-295; e-mail: gazeta_ladoga@mail.ru
Для детей старше 12 лет

© 2000-2018 Ладога.РУ
При использовании материалов гиперссылка обязательна